-->

вторник, 24 декабря 2013 г.

И все-таки о «Директоре школы»...

Третий год не могу написать этот пост. Вроде бы сперва планируешь, а потом опять появляются какие-то дела, другие темы...

Так вот, из четырех прошедших конкурсов «Директор школы» я был на трех. Два предыдущих раза был просто как друг-товарищ редакции — дружим с «Сентябрем» уже скоро 10 лет. В этом году мы с одной знакомой учительницей имени +Зинаида Смирнова вели на конкурсе мастер-класс «Школьный сайт: должны или можем?» (вот презентация, если интересно).

С разрешения организаторов выкладываем полную видеозапись МК.



Но речь все же о конкурсе.


Сперва эмоции. Большая цитата, написанная в Google+ +Зинаида Смирнова:

Три дня в Москве на конкурсе «Директор школы». Пока — полная сумятица внутри, преобладают эмоции — и писать поэтому очень непросто. Каждый раз не понимаешь, как можно это было создать. Именно СОЗДАТЬ — не придумать (гениально и неповторимо), не организовать (абсолютно четко), не выстроить (гармонично и ярко), но именно СОЗДАТЬ — то, чего раньше не было и просто не могло бы быть без этих людей. Пока внутри крутится кино.

Вот 30-ка директоров показывает свои ролики о школе под девизом «мы то, что вам надо!» — и ролики эти энергичные, задумчивые, искренние и талантливые — практически все. Вот рядом с конкурсантами прекрасный Дмитрий Фишбейн, артистичный, чуть ироничный ведущий, который предлагает фантастически жизненные ситуации, в которых может оказаться любой директор, — и надо реагировать, решать сходу эти непростые и неоднозначные задачки. А Дима преображается, переходит из образа в образ: вот он эстестствующий сноб-родитель, который не хочет ребеночка на труды водить, вот он тревожная мамка, которая приходит хлопотать за дочку, которую, как ей кажется, в школе обижают, вот он папаша-фермер, боящийся, что если ребеночек будет слишком хорошо учиться, то ему прямая дорога в город, а что будет с фермой? И совершенно потрясающе меняются интонации, манера речи, кажется, даже выражение лица от ситуации к ситуации - другое. Зал хохочет — и через мгновение становится серьезен — думает, оценивает. Потому что зал — это общественное жюри, которое решит, каким образом 30-ка станет 10-кой.
Эти люди в зале — участники конкурсов за три года, которые уже просто не могут не приезжать сюда, потому что это — место, где они были счастливы, получили признание, уважение, внимание, потому что тут люди, которые близки им по духу и по мысли, потому что тут — живая жизнь — такая, какой она должна и может быть в образовании. И на этих прошлых конкурсантов смотреть так же хорошо и радостно, как на сегодняшнюю 30-ку.

Вот идет к концу первый день, и выступает несравненный Сергей Волков, и говорит о том, сколько ереси, сколько косности, сколько формализма есть сегодня в нашем образовании, как непросто во всем этом жить — и как можно и нужно этому противостоять и выживать — своей общностью и своей личностью.

Вот утро второго дня — и 30-ка становится 10-кой — и накануне совершенно невозможно от организаторов, несмотря на давнюю дружбу, узнать, КТО ВОШЕЛ, и интрига — до последней минуты, когда они, счастливые и совершенно ошеломленные, поднимаются на сцену под овации зала. И сейчас они уйдут выполнять итоговое задание, а мы остаемся в зале — слушать.

Вот перед залом Рачевский — чуть снисходительный, знающий ответы на все вопросы (правда, не все ответы подходят слушателям, но это их выбор, а говорит он ярко). За ним — Ямбург, говорящий мудро и обаятельно.

А у нас с ЮВ непреходящая трясучка, потому что нам — на эту же сцену, после Волкова и Ямбурга, перед Ушаковым — и это, поверьте, вполне себе убедительный повод для трясучки. Про наше выступление еще напишу, да и ЮВ не промолчит, а у меня — пока — просто крутится мое внутреннее кино, и, понятно, я сама в эти кадры не попадаю.

И третий день. И уютный зал в театральном центре «На Cтрастном», весь пронизанный голубым полумраком, и белый рояль, и за ним пианист, легко звучащие джазовые мелодии, которые наполняют зал, пока мы все садимся, переговариваемся, ждем начала, потому что интрига держится, и, кроме организаторов, никто не знает, кто вошел в финальную тройку.

И вдруг появляется прекрасная Светлана Сорокина — живая, естественная, искренняя, ни одной фальшивой ноты, никакой патетики, но каждое слово — честное, без красивостей, но убедительное и точное. Я любовалась ею весь вечер и очень рада, что случайно оказалась на улице, когда она выходила, и смогла ей сказать свое «спасибо», исполненное уважения и восхищения.

И снова на сцене вся 30-ка, удивительные слова, подарки, радость. О подарках нужно долго писать отдельно — потому что их много, потому что они прекрасны. Их учреждали партнеры конкурса — мощные компании и фонды — и участники конкурсов прошлых лет — конечно, куда более скромные, но не менее важные. Подумалось, что для меня был бы самым ценным подарок, который лично от себя вручал К.М. Ушаков: портфель с книгами, которые произвели на него большое впечатления. Очень завидую молодому человеку, который этот портфель из рук КМа получил :)))

А церемония идет к концу, и Сорокина уже поиронизировала по поводу того, что представитель Министерства, увы, запаздывает, поскольку там более важными делами заняты. А на сцене — Вениамин Смехов, постаревший Атос — красивый, благородный, изысканный, и на мгновение становится печально, потому что как же Атос может постареть, и для графа Де Ля Фер это слишком мало, а для Атоса слишком много, и время летит с такой скоростью... Но вот он читает стихи — Вознесенского, Маяковского — и это так хорошо и правильно, и действительно, если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно... И именно благородный Атос откроет конверты и назовет итоговую тройку.

Дальше я пока еще не могу писать, потому что просто плакала — и не я одна. И не знаю, надо ли об этом писать вообще. Но все случилось очень правильно. И не может быть иначе, если в зале — серьезные, профессиональные и порядочные люди, а выбор совершенно лишен конъюнктурности, и никто не говорил, что два года подряд победитель из Питера — это как-то так... и прочие правильные, но не имеющие никакого отношения к этому конкурсу вещи... И, наверное, я все-таки напишу про то, почему мы плакали...

А торжественная часть закончилась, и начался банкет, и было вкусно, и коньяк хороший, и счастливая возможность говорить, а вернее — слушать... А.Г. Каспаржака — про то, что фильм «Доживем до понедельника» — это про его школу и учителей, а «Географа...» — пока не собрался с силами. Ямбурга — про то, какие фильмы показывает в своем школьном киноклубе, и о том, как со своими детьми ходил по бульварам во время «Прогулки с художниками», и очередные анекдоты про реальность нашей жизни и нашего образования. И уставшего Диму Фишбейна, и вдохновенного КМа, и конкурсантов, которые благодарили за рецензии на сайты школ...

И, собственно, точку мне ставить совсем не хочется, как не хочется, чтобы этот фильм мой внутренний заканчивался. И хочется выставить пусть плохие, телефонные, но оттуда фотографии. А больше всего хочется, чтобы поскорее прошло время — до следующего ноября...

А теперь мое.

В последние годы я действительно много разного видел. Я работаю с учителями и управленцами. Я много куда, особенно в последнее время, езжу. Я сам уже четвертый год организовываю довольно большое ежегодное мероприятие — нашу конференцию. Это я не к тому, что меня сложно поразить/удивить, просто есть, с чем сравнивать. При этом каждый год в конце ноября я приезжаю на «Директор школы» и понимаю, что это ОГРОМНОЕ СОБЫТИЕ. А поскольку немного знаю о внутренней кухне организации конкурса, то имею представление о масштабе этого события и изнутри, и извне. Огромное событие, пусть еще в недостаточной степени известное в масштабах страны.

Позволю себе не описывать конкретно происходившее на Конкурсе в этом году, тем более, что на официальном сайте есть вполне подробный отчет. Лучше попробую сформулировать, почему все-таки это Событие.

Во-первых, это честно. Пишу об этом, потому что в разных ситуациях от совершенно разных людей слышал изречения «Ааа, ну там все понятно — директоров выдвигают...» Так вот, их никто не выдвигает, никакие РОО, города-области-страны-континенты. Выбор — участвовать или нет — зависит целиком от самого директора школы. То есть это конкурс конкретных людей. А со сторонниками всемирного заговора, считающими, что у нас все давно куплено и продано, продолжать диалог как-то нет желания. «Ааа, конкурс-то организует частная издательская фирма «Сентябрь» — там еще и поэтому все куплено». Да, конечно, именно частная, негосударственная. Но тут дело, скорее, не в принадлежности фирмы, а в том, что оргкомитет конкурса — признанные профессиональным управленческим сообществом профессионалы — К.М. Ушаков, Е.А. Ямбург, А.Г. Каспржак, Е.Л. Рачевский, В.А. Болотов, А.С. Соловейчик. Это принципиально важно, потому что адекватный конкурс могут организовывать только те, чье мнение для конкурсантов потенциально референтно. С другой стороны, организаторы — члены редколлегии журналов, широко известных в российской образовательной административной среде «Директор школы», «Практика административной работы в школе», «Юридический журнал директора школы». И люди (директора) едут к конкретным людям, которых читают не один год и чей профессиональный уровень не вызывает вопроса «А почему вы нас будете оценивать?»

Во-вторых, это серьезно. Процедуры конкурса придуманы так, что «вынимают» способности конкурсанта, заставляют вынести на поверхность его специфические управленческие навыки. В 2011 году в качестве конкурсного задания предлагалось оппонирование резкому, эмоциональному выступлению А.А. Венедиктова на форуме «Умная школа» — попробуй здесь и сейчас выстрой адекватную реакцию на такой «наезд». В 2012-м предлагалось произнести инаугурационную речь министра образования с обязательными оборотами «С моим приходом произойдут следующие изменения...» «Я буду считать, что моя задача на этом посту выполнена, если...», «Я уйду с этого поста в случае...», «После моего ухода я бы хотел, чтобы меня вспоминали как...» — это отлично проявляет способность видеть стратегические вопросы российского образования, а не сидеть в «клетке» своей школы. В этому году конкурсантам было предложено письменное задание по анализу статистических данных, выявляющее способность участников делать выводы на основе больших массивов данных. Помимо этого, за три дня конкурса люди видят и слышат такое количество мнений/суждений/точек зрения, что это так или иначе является очень мощной экспертизой их собственной деятельности.

В-третьих, это большой праздник и fun. Конкурс проводится на не характерном для образовательных мероприятий уровне. Все процедуры конкурса идут в Общественной палате РФ, участники, а особенно победители, в конце получают ценные (очень ценные) призы. Участники имеют возможность общаться с ключевыми фигурами российского образования. Но главное, на мой взгляд, даже не в этом. Что сегодня представляет житие-бытие обычного директора школы? Как отбиться от очередной проверки? Как заполнить всю эту бессмысленную документацию с отчетами? Как разобраться с массой хозяйственных проблем, зачастую не очень решаемых? При этом самостоятельных ресурсов (человеческих, юридических, финансовых) для выбора управленческого маршрута или конкретной стратегии очень и очень мало. Грустно, но, к сожалению, сегодня профессия директора школы — это профессия в большей степени исполнителя. А учитывая то, что идет валом «сверху» — профессия невеселого исполнителя. И очень важно, чтобы люди не забывали, что управление — это может быть содержательно и интересно. Чтобы потухающие глаза что-то зажигало. Чтобы было где поговорить не только про «вы должны», про крыши/двери/унитазы, про «завтра уволиться или послезавтра, потому что работать невозможно», а про смыслы, идеи, ценности. Да про образование, наконец, так как, парадоксально, но сегодня директор школы в большинстве случаев не имеет возможности заниматься образовательным процессом, он администратор в не самом лучшем смысле этого слова. Поэтому директоров надо радовать, показывать, что есть в их профессии еще что-то, кроме перечисленного выше.

(Кстати, создание праздника — это, на мой взгляд, одна из первичных целей и нашей конференции. Может быть, даже главная цель.)

И, наконец, в-четвертых. В книгах по менеджменту можно часто встретить словосочетание «структурное одиночество руководителя». Имеется в виду, что, возглавляя организацию, стоя как бы над подчиненным коллективом, директор остается как бы с людьми, но по сути один. (Для примера: не каждый директор «отважится» иметь в своем коллективе друзей). И от этого тоже устаешь, когда вокруг подчиненные, а коллег по сути нет. Ведь директора соседних школ — больше конкуренты, чем коллеги (хотя и не всегда). Поэтому конкурс — это тусовка. Неслучайно каждый год на конкурс приезжают участники прошлых лет, в ряде случаев учреждают свои подарки для участников этого года. У них появляется место, где они, повторюсь, могут говорить о смыслах «веселой науки» управления.

В общем, это мощно, красиво и по-настоящему.



Фотографии можно увидеть в альбоме официальной «вконтактовской» группы Конкурса >>>

Слайдшоу из фотографий:


Репортаж телеканала «Просвещение» (другие видеоролики здесь):


Ну и мой, пожалуй, самый ценный из висящих на стенке бейджиков: