-->

вторник, 9 июля 2019 г.

Обуздание табуна белогривых

«Облака — белогривые лошадки» — пелось в детской песенке. С тех пор и детство кончилось, и облака стали другими. Цифровыми.

Два соображения.

Транспортировка, (со-)хранение контента и регулирование доступа к нему — огромная проблема. Которая была всегда цивилизационной: кто-то контент генерировал (жрецы / ученые), кто-то другой его отбирал и крайне ответственно хранил (власть и библиотеки), а многочисленные третьи другие очень хотели получить к нему доступ (за что нередко оказывались на плахе). Помню, с каким удовольствием слушал на "Арзамасе" лекцию о том, как государство взимало налоги, и с какими пертурбациями телеги с собранной многотонной данью катились в центр. Но время прошло, прогресс шагнул, проблемы все остались тоже в прошлом и сейчас у нас наступило счастливое будущее. Теперь у нас весь контент в цифре — и все так удобно и универсально... Но не тут-то.

Не будем сейчас про надежность хранения — она низкая настолько, что до сих пор общепринятым является принцип: хочешь сохранить — напечатай на бумаге. Остромирово Евангелие можно прочитать с XI века, а прослушать сегодня бобину с пленкой (носитель 30-40-летней давности) или посмотреть дагерротип (~ 150 лет) уже очень сложно. Дальше начинаются попытки настроить NAS`ы в RAID-режиме, запись болванок, зеркалирование на винчестерах или сохранение в десяти сетевых местах — с надеждой, что через десятилетие-другое хоть что-то да выживет. Но выжить мало — на чем мы все эти doc- и mkv-файлы прочитаем через одно-два поколения?

Но если с хранением все достаточно плохо, то с трансфером данных наступил чуть ли не коммунизм. Стопки книг заменились папочками с аккуратно поименованными pdf- и djvu-файлами, музыку и видео стало возможными тоже упаковать для переноса довольно удобно. Данные мы сперва записывали на дискеты (8 → 5.25 → 3.5 — потом все это выкинули), потом на диски (CD → DVD → BD — скоро все опять выкинем), носили на винчестерах (флешки —→ HDD → SSD), теперь живем в облаках. Google.Drive, Яндекс.Диск, Дропбокс, Mail.Облако и др. С каждым годом объем хостинга увеличивается, сегодня чтобы получить все нужные файлы — нужен просто браузер.

И появляются проблемы, о которых раньше и речи не было. В GD после скачивания из Gmail образуется масса трэша. Периодически не помнишь, в какое облако что сохранил. И еще: работаешь с локальной копией облака — значит 25 Гб от Дропбокса и 15 от Яндекс.Диска будь добр отдать. И обмена данными напрямую между облаками никакого: сперва скачай себе из обного, потом скопируй в другое. Все как-то криво.

Но тут наступило счастье на целую букву «щ». Называется RaiDrive.

понедельник, 8 июля 2019 г.

Артек: сухой остаток

Эмоции сформулированы. Но хотелось бы и зафиксировать, что было сделано в эти неполные пять лет. Без длинных пояснений, просто в формате ссылок. Чтобы отвечать на вопрос: «А что ты там делал?» короткой ссылкой - «вот тут все написано».

События и материалы расположены по хронологии.

понедельник, 3 июня 2019 г.

Из-за синей горы и немножко нервно...

Посвящается всем тем,
кто со мной насквозь прожил эту легенду
.

Сперва КАНЦЕЛЯРИТНО-ПРОТОКОЛЬНОЕ.

3 июля 2014 года за номером 01/11-483/3 директором А.А. Каспржаком в мой адрес было направлено приглашение в качестве эксперта на «семинар по разработке Концепции развития ГП «МДЦ «Артек». 24 июля того же года я поступил в «Артек» на работу.

21 мая 2019 года за номером 2860-к врио директора К.А. Федоренко была поставлена виза на мое заявление об увольнении по собственному желанию и прекращении действия трудового договора с 31 мая того же года.

Я провел в «Артеке» неполных 5 лет — 1772 дня, прожил 64 полных артековских смены.

А теперь ЛИЧНОЕ.

В этой акростиховой жизни было всё.

Смущение и бесшабашность
 Презрение и неловкость
  Аю-дажность и грусть
   Стыд и гордость
    Истерика и тишина
     Благодарность и ненависть
      Отчаяние и ликование
       Трепет и восторг
        Единственность и легендарность
         Бешенство и воодушевление
          Ежедневность и адаларность
           Мистерия и пошлость
            Обида и конформизм
            «Йодистоводородный» —  самое длинное слово в русском языке, начинающееся на эту букву. И знаешь, что в нем 17 букв, а тебе надо, очень надо ответить на вопрос, где найти его восемнадцатибуквенного собрата. Но его не существует. А раз так — ты это слово просто придумываешь. И всё.
               Апатия и ярость
                Разочарование и экстаз
                 Тревога и гнев
                  Естественность и манерность
                   Кайф и надежда

И все равно, несмотря ни на что — огромная и бесконечная ЛЮБОВЬ к этому невероятно красивому месту. И гордость, что ЭТО БЫЛО. И удивление, что ЭТО БЫЛО СО МНОЙ.

воскресенье, 31 марта 2019 г.

Не заигрались ли мы в культ детства?

Текст выступления на ИТНШ`2019

Само сообщение мне хотелось бы предварить несколькими методологическими замечаниями и личными наблюдениями.
  1. Есть выступления-ответы, а есть выступления-вопросы. Первое характерно для партийных и других съездов или отчетов на школьных педсоветах по итогам года (с отчетами о проделанной работе и фиксированием шагов в направлении светлого будущего, которое непременно наступит). Второе сложнее, оно провоцирует слушателя на вопрос: «А чего ты вылез на сцену, если сам не знаешь ответов?» Но вопросы обычно задают люди, а ответы дает время — и хотим мы того или нет, ответы эти сильно зависят от правильно и вовремя поставленных вопросов. Как мне в свое время говорила мой дипломный руководитель: «Хороший диплом — это один правильно поставленный вопрос. И всё».
  2. Мой трудовой и педагогический стаж — 22 года, я всю жизнь работал в системе образования. Мне повезло быть в этой системе в разных ролях — ученика, учителя, методиста, руководителя, что позволяет смотреть на различные объекты этой системы с различных позиций.
  3. Система образования массова, а, следовательно, предельно мифологична по своей архитектуре. Мы громко докладываем, что результаты общего образования обязательно должны соответствовать ФГОС (ЗУНы — зло, а компетенции — благо), мы учим только по одобренным патриархами (Минобр, Минпрос) священным книгам (одобрено, допущено, рекомендовано) и не используем апокрифические тексты (что не допущено), мы исповедуем разные верования и культы. Я в своей профессиональной деятельности тоже верил (и иногда инерционно продолжаю это делать) в разные оккультные штуки: учил по единственно верной программе по литературе (и предавал анафеме другие), молился на осиянный путь информатизации, которая несет миру благую весть — бил поклоны в адрес блогов, гуглосайтов, гаджетов, девайсов и прочих идолов, а в последние 4 года являюсь адептом сообщества, которое глаголет: «Временный детский коллектив в лагере — мощнейший импульс развития ребенка и этап на его пути в дальнейшей жизни». Но все это декларативно и недоказуемо. Как мы знаем, религия от науки отличается в одном: в первую можно верить, но нельзя проверить, а у второй в основе существования лежат данные. Так вот, все, что было высказано в истории образования на разных этапах, плохо доказуемо, еще хуже технологизируется и отчуждается, а уж вопрос доказательной эффективности — над этим с разной степенью успешности бьется весь мир. Но, как мы знаем, самыми отъявленными отступниками становятся те, кто до этого подрабатывал пророками и мессиями. Поэтому по-другому я мог бы назвать сегодняшнее сообщение «Размышлениями еретика в ожидании аутодафе».
  4. И последнее из предисловия. История Древнего Египта насчитывает 40 веков, Античность — 13 веков, Средневековье продолжалось примерно тысячу лет. В такие временные отрезки нетрудно обозначить, что хорошо, что плохо, что принято, что нет, где небо и где земля и кто на каждом из этих уровней обитает. История же российского образования за последние 20-30 лет прошла через столькие «года и века и эпохи подряд», что трудно однозначно определить, о чем вообще идет речь. Вы за ЕГЭ или против? А это смотря какой ЕГЭ — 2004 или 2018 года? Информатизация 1985 года, она же времени массового обучения педагогов в Федерации Интернет-образования или времени BYOD и Blended Learning — мы о какой информатизации говорим? А еще профильная школа (???), подушевое финансирование (???), PISA-TIMMS-PIRLS (???) и прочее модернизационное камлание… Мы так быстро живем, что, повседневно используя почти весь профессиональный тезаурус, воспринимаем определения как совершенно закрытые метафоры — и любой диалог превращается в разговор свифтовских тупо- и остроконечников, которые вообще не договорились, что такое яйцо и как оно должно выглядеть. И одним из таких «яиц» является тема и категория детства.

среда, 9 января 2019 г.

«Жми, твою мать!», или чему меня научил папа

У каждого человека есть родители. Каждый рождается, вырастает, живет с ними, а потом они уходят. А ты остаешься, помня о них. И тогда ты перестаешь быть маленьким.

10 лет назад не стало папы. В тот день я остался один и понял, что стал большим. Нет, живы и здравствуют близкие, но ощущение, что остался один — оно наступило тогда. Я набросал тогда несколько слов, упомянув: «Я еще напишу потом текст «Мой папа». На годовщину сделал ролик, но все эти годы все-таки думал о тексте. И все отодвигал и откладывал. Теперь, наверное, через десятилетие все же пора.