-->

среда, 16 октября 2019 г.

Что не так с глазом Петра?


Рядом со зданием, в котором располагается моя нынешняя работа, находится филиал ИТМО. И на нем по бокам от входа расположены два баннера. Общий план выглядит так:


Чтобы увидеть почетче — приблизим боковые панели:



Ну баннер и баннер... При первом взгляде вроде бы ничто и не предвещало... Но рассматривание этих желтых панелей привело к двум не очень связанным, но показавшимся интересными соображениям.

1. Про дизайн образовательных пространств

Зачем оформили вход в таком «прикольном» стиле? Очевидно, чтобы привлечь внимание. Обратить внимание чем-то необычным и юмористическим. А необычное по сути здесь то, что аксиоматично серьезную (а как иначе?) среду образовательного учреждения (слово-то какое: учреждение! учреждали-учреждали — и утвердили-таки! хуже бывает только мероприятие с принятием мер...) обычно воспринимают совсем по-другому: наука, аудитория, исследование, экзамен, диссертация — улыбка здесь не поощряема или даже наказуема. Обыкновенно «учреждения» такие серьезные, исключения некоторые виновато делаются только для совсем маленьких, для садиков. А в 7 лет уже школа: коридоры-класс-с-партами-доской-пособиями-марьванной. И дискурс в ней «учреждениесопровождающий», до скрипа в зубах знакомый:
  • А голову ты дома не забыл?
  • Кто к доске? Лес рук!
  • Сели! Звонок для учителя
  • Двойку в журнал пока ставлю только карандашом
  • А оценку я тоже на двоих буду ставить?
  • С такими знаниями тебя надо в первый класс посадить
  • Выйди и зайди нормально
  • Кто дежурный? Почему доска грязная?
  • Болеешь воспалением хитрости?
По-другому в таком топосе и не поговоришь...

При этом надо признать, что несмотря на часто упоминающуюся в разных контекстах триаду «школа-армия-тюрьма» (ее источником нужно признать книгу Мишеля Фуко «Надзирать и наказывать»), в последнее время мир активно делает попытки что-то исправить в проектировании образовательного пространства, постепенно отходя от серых скучных стен (раз, два, три и миллион других ссылок). Неожиданно оказалось, что можно сделать пространство содержательным и функциональным, но не обязательно при этом строить хоррор-подземелья. Правда, все, что выпадает из эстетики советских коридоров, оказывается сильно дороже...

Уже три года как студией Артемия Лебедева совместно с МАРХИ было создано более чем 1000-страничное «Руководство по оформлению школ. Рекомендации по оформлению интерьера, графических материалов и навигационных элементов» — прекрасная работа о правильном оформлении школьного пространства, в которой до крючка и замочной скважины формализовано, как должен выглядеть дизайн-код современной школы. Но читают у нас мало, поэтому в Екатеринбурге школы ремонтируются золотом.

Нет, достаточно посмотреть на рекламные проспекты строительных компаний, возводящих новые районы, в которых есть школы (например, от «ПИКа»). Вроде бы и идеи хорошие: много пространства, света, цвета, необычных материалов, но в головах архитекторов все равно коридоры-классы-рекреации. Потому что это бюджетнее.

Мне рассказывали, что когда Майкла Барбера в 2011 году привезли во Владивосток, чтобы с гордостью показать новый кампус ДВФУ на острове Русский, он всюду походил, с вниманием отнесся ко всем рассказам, а на вопрос «Ну как вам?» ответил: «Это самый лучший на свете университет». Потом подумал, помолчал и добавил: «Двадцатого века». Потому что при всех изысках архитектуры и дороговизне материалов архитектурная парадигма была построена на аудиториях с намертво закрепленной мебелью, в которых можно только читать лекции.

Еще вспоминается мнение одного культуролога, в свое время меня поразившее. Он утверждал, что человек, который вырос в панельной новостройке, никогда не сможет реализоваться в творческой профессии, у него не будет дивергентного мышления. Почему? Потому что, когда ребенок болеет или просто каждодневно засыпает, он видит лепнину на потолке, рассматривает изысканные узоры на обоях. И он что-то предоставляет, что-то разное (одно и тоже ведь скучно), и так развивается. А если над тобой только плоская, слепая плита, то... Вот такое создается иногда впечатление, что наши проектировщики и архитекторы школ много болели и спали в детстве исключительно в новостройках.

Это все к тому, что при словах «образовательное пространство» в голову приходит пространство академичное — в значении серое и скучное. И отход от этого принципа приковывает внимание. Помните, какой хай подняли глупые правоверные педагоги, когда уже упоминавшийся Лебедев сделал Яндекс.ЕГЭ с такой картинкой:


Или можно вспомнить довольно пространную дискуссию в одном педагогическом сообществе, где совершенно серьезно обсуждался ролик Гугла, в котором Лев Толстой безуспешно пытался «вместиться» в 140 знаков твиттера. Учителя это расценили как глумление над нашим бородатым всем.

Вот и стараются маркетологи ИТМО сыграть на этом понятийном разрыве: 
ОБРАЗОВАНИЕ? НЕ СКУЧНОЕ? ТАК БЫВАЕТ, НО ТОЛЬКО У НАС!

А чтобы помнить, что это посыл ложный, стоит не только чаще пересматривать финал захаровского «Мюнхгаузена», но и повесить на стенку эту фотографию:



Правда, для такой фотографии ведь надо быть всего лишь Эйнштейном, верно?


2. Про то, зачем у Петра в глазу веб-камера?

Пару дней назад перед этим плакатом мы очень интересно поговорили с Анатолием Шперхом. Видимо, его тот наш диалог тоже не оставил равнодушным, о чем он написал у себя в Facebook. Чтобы не пересказывать, приведу здесь скрин его поста (там в конце есть интересная картинка):


Тут важно, что у нас с Анатолием возрастная разница примерно лет 15. Я не берусь утверждать, кто в этом диалоге прав, а кто нет (более того, идея Петра-киборга с имплантированной веб-камерой применительно к институту ОПТИКИ тоже красива), но для меня первой ассоциацией этого баннера был образ из фильма 1984 года:



Пару лет назад в статье про портреты в кабинете я приводил цитату Лотмана про то, что

цитата, особенно невыделенная, «работает» еще в одном направлении: она, создавая атмосферу намека, расчленяет читательскую аудиторию на группы по признаку «свои-чужие», «близкие-далекие», «понимающие-непонимающие».

И получается, что в визуально закодированном Петре кто-то видит почему-то вставленную веб-камеру, а кто-то аллюзию к «Терминатору». А помните, какая у героя Арнольда была культовая фраза? Правильно, "I`ll be back!" И тогда поле восприятия образа обогащается семой возвращения, что очень гармонично ложится в общую петербургскую стилистику. И плакат как бы говорит: ИТМО — питерский современный вуз, к которому возвращаются — так же, как к «двоичным» пышкам и шаверме:)) И здесь же шрифт из серии "Grand Thief Auto III / IV / V" — игры про, мягко скажем, не совсем нормативное поведение героев — это уже про весьма предприимчивых и свободолюбивых студентов ИТМО. Хотя эта интерпретация, конечно, излишне вольная:)

Ух, куда занесло. А ведь просто замедлили шаг напротив желтых баннеров... :)

3 комментария:

  1. Да уж... Надолго замерла возле картинки с Петром Первым. От возмущения (каааак, вот как можно было так над царём поиздеваться) до неприятия и непонимания, тоже вспомнился герой Шварценеггера. Но всё ж баннер странный.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Лилия Павловна, вы как по написанному, загорелись праведным педагогическим гневом. Не стоит. Интереснее рассмотреть объект как образовательный артефакт.

      Удалить
  2. Здесь не только с камерой-глазом намек на Терминатора-1 , но и прямой парафраз из Терминатора-2 в цитате. А кто-то увидит аллюзию на символ Киберленинки, и вот тебе "Ленинград - Петербург - Петроградище".
    Замысел выйти за пределы серого академизма прекрасный, воплощение детсадовское.

    ОтветитьУдалить