-->

воскресенье, 1 июля 2018 г.

Точка. Свобода. Терпение. Прыжок

Тому, кто боится высоты, 
и поэтому прыгает в пропасть.

Дисклеймер. Как человек, прочитавший в жизни пару-тройку разных книжек, я люблю поразмыслить об отвлеченном. Или посистематизировать окружающее. Или поклассифицировать хаотическое... Иногда получаются небезынтересные конструкции. Эта — одна из возможных. Можно к ней относиться серьезно (как я — на правах автора), можно как к еще одному бесчисленному опыту теоретизирования. Я не Адизес выдумывать ПАНИ, не верю истово в классы и подклассы соционики и вообще отлично помню фразу: люди делятся на тех, кто делит людей, и кто их не делит. Это я к тому, что как к истине в последней инстанции — не надо.

Как достигнуть успеха? Наверное, этот вопрос самому себе в той или иной форме задает каждый человек. Это не «Кто виноват?» или «Что делать?» и даже не «В чем смысл жизни?» — вопрос про успех считается общим и как будто имеющим универсальный ответ. Про это написан миллион книг, в которых есть два миллиона рецептов, которые никому не помогали и не помогут. И хотя считается, что никакого универсального ответа нет — это же не повод не искать ответ свой:) Я вот, кажется, нашел «энплюспервый». Запишу здесь, чтобы не потерялось.

Для начала, мне совсем не нравятся слова «успех» и «успешность». Картина мира — она живет в языке (по Колесову, Маковскому и другим) — и ее значения (топосы) часто заключены в форме слова. «Успевать», «успешный»… так называют того, кто обогнал всех, кто был самым быстрым (ср. значение в русской традиции «поспешишь — людей насмешишь»), кто обогнал других — не успевших и не успешных. Англо-саксонское «лидерство» по-русски оборачивается чем-то близким к «рвачеству»: либо ты барин, либо ты лох. Если так посмотреть, то успех — характеристика обогнавшего всех тех, кто остался на обочине...

Может, правильно спрашивать: «Как стать счастливым?» Тоже нет. Во-первых, трудно определимо и слишком субъективно, во-вторых, это слово часто используется как маска неблагополучия (— Ты счастлив? — Конечно! А как же иначе?). А назвать счастливым живущего на краю света одинокого лесника или какого-нибудь перельмана разной степени аутизации — не получается.

Поэтому самое точное и близкое к действительному «успеху» будет, на мой взгляд, понятие социальной состоятельности. То есть важно, что человек чего-то в жизни достиг, и это признано широким кругом людей. У кого-то получается в относительно молодом возрасте, кто-то приходит к концу жизни, многие и многие не приходят вовсе. И люди смотрят на таких социально состоятельных (вернее даже, состоявшихся) и задаются вопросом: «КАК?»

Придумалась конструкция. Проверял на разных референтных людях, по сути все их реакции так или иначе в эту конструкцию вписываются. Получилось, что социально состоявшимися являются люди, у которых в поведении есть 4 составляющих. Возможно, они проявляются в разном соотношении у конкретного человека, но наличие всех 4 компонентов обязательно.

Компонент первый. Точка отсчета.

Все чего-то хотят. Кто-то окончить Оксфорд и основать компанию, а кто-то выйти замуж и ничего не делать. Другой видит свой бизнес в продаже мешка семечек расфасованными кулечками на городском базаре, а кто-то отправляет Теслу на Марс. А совсем уж другой глядит в наполеоны и ресурсом достижения своего ватерлоо для него являются старушки у сберкассы. Чем определяется этот предел, его масштаб — довольно просто ответить: контекстом. Семьей, воспитанием, окружением, тем, что нужные книги ты в детстве читал. С правильной точкой отсчета девочка в 18 лет не пойдет в койку с первым улыбнувшимся ловеласом. С правильной точкой отсчета человек не пойдет работать охранником в супермаркет, потому что это банальное себяубийство. В общем, правильная точка отсчета позволяет в большем числе случаев выбирать настоящее и стоящее действие. Еще раз: не всегда, а в большем числе случаев — к сожалению, Чикатило тоже пару-тройку книжек в жизни прочитал, но не помогло...

Можно сказать, что первый компонент социальной состоятельности в определенной степени управляемый. В определенной степени...



Компонент второй. Свобода право имеющего.

Про управление вторым компонентом или его формирование я, к сожалению, ничего не могу сказать. Он либо есть, либо нет, и откуда он берется — я не знаю.

Свобода здесь — не философская детерминанта, не юридический термин и не лихость поведения на большой дороге. Это внутреннее состояние. Это сатьяграха Ганди. Это Джобс, который сказал, что на телефоне не нужно ни одной кнопки — так и случилось (несмотря на то, что еще 10 с небольшим лет назад это вызвало у всех смех — но что это меняло для автора?). Это Федор Овчинников, который решил открыть магазин интеллектуальной книги в «городе с двумя Ы». Это Слава Курилов, который прыгнул в ночь за борт лайнера. Это генерал войны Матвей Кузьмич Шапошников, ответивший на приказ о подавлении Новочеркасского расстрела: «Не вижу перед собой такого противника, которого следовало бы атаковать нашими танками» и прекрасно понимавший последствия невыполнения приказа. Это Андрей Сахаров, который один поднял руку против ввода советского контингента в Афганистан, отчетливо видя, что он ее поднимает один. Это герой романа «Чума» Альбера Камю доктор Риэ, борющийся с чумой, несмотря на неизменно ожидающее его «нескончаемое поражение». И другие. Все они были свободны и считали, что они имеют право так поступить. И не имеют права не поступить — как высшая степень личной свободы. А дальше, как в рекламе: и пусть весь мир отдохнет. Глубоко личное состояние, мне очень понятное.



Компонент третий. Терпеть до конца.

Была хорошая фраза Томаса Эдисона: “Genius is 1 percent inspiration and 99 percent perspiration”. По-английски звучит красивее и звучнее, чем русскоязычное противопоставление таланта и труда. Тебя не поймут другие? Ты никогда не узнаешь, правильно ли поступил? Отвечать придется только тебе одному? И на все ответ: да. И все настоящее — оно долгое, каждодневное, и руки немеют, и сердце болит, и мир серый, и завтрашнее незачем… И очень правильная (хоть и расхожая) фраза уже упоминавшего Ганди: «Сначала они тебя не замечают, потом смеются на тобой, затем борются с тобой. А потом ты побеждаешь».

Можно ли сломаться в этом долготерпении? Конечно. Тысячу раз. В этом смысле я часто вспоминаю замечательный, но не самый известный рассказ Леонида Андреева «Жизнь Василия Фивейского», точнее, его последние строки:

Отец Василий упал в трех верстах от села, по середине широкой и торной дороги. Упал он ничком, костлявым лицом в придорожную серую пыль, измолотую колесами, истолченную ногами людей и животных. И в своей позе сохранил он стремительность бега; бледные мертвые руки тянулись вперед, нога подвернулась под тело, другая, в старом стоптанном сапоге с пробитой подошвой, длинная, прямая, жилистая, откинулась назад напряженно и прямо — как будто и мертвый продолжал он бежать.

Невероятно точно: мертвый продолжал он бежать... Большинство шансов — недотерпеть, сломаться, остановиться. Но когда уже нет сил – все равно терпеть.



И наконец, четвертое. Я назвал это «Прыжком в пропасть».

Это когда сливаются воедино все три описанных выше компонента — и цель настоящая, и поступаешь по-своему, и идешь к ней долго и трудно… Но иногда выпадает шанс. Даже не шанс, а вызов, challenge. И ты понимаешь, что это он. Автоцитата:

Вызов. Он однозначен и очень прост: его можно только принять или не принять. Принятый вызов всегда правильный, потому что ты все равно не будешь знать, что и как было бы по-другому. Вызов принимается только сразу и полностью. Вызов должен быть не просто масштабен, он обязан быть в разы больше тебя. Он тебя либо сломает, либо сделает тебя другим. Потому что вызов бывает только личным. Personal challenge. Если есть personality.

Я хорошо помню это ощущение, испытанное много раз в водных походах при прохождении разных порогов. По сути, это главное, глубоко личное, ради чего туда вообще стоит идти.
Ты приходишь к большому порогу. Он страшный. Ты жутко боишься. Ходишь, осматриваешь. Даже не порог осматриваешь, а себя к нему примеряешь: войду – не войду. Иногда не стыдно себе сказать, что не войду — эта мера разумности позволила мне остаться в живых и писать этот текст. Но если решаешь пойти и в эту пропасть прыгнуть, то становится еще страшнее, до дрожи. И ходишь, смотришь, дальше примеряешь. И важно здесь не «переходить», потому что есть черта, которая тебя сломает и ты уже не сможешь. Поэтому если решил — спешишь, гонишь других «скорей, скорей!», но ты не их, ты себя гонишь. Все осмотрел, сел, выработал линию, взял весло и по чуть-чуть, по чуть-чуть погреб… Как к краю пропасти подходишь. И пока еще чисто теоретически есть возможность повернуть, хотя на самом деле внутри знаешь, что ее уже нет. И вот струи начинают сливаться, объединяться, нарастать и ты до миллиметра всматриваешься в эту точку, после которой уже действительно есть только… прыжок.
И тут наступает внутри одиноко, холодно, рационально и… просто. Тебе прозрачно и ясно все, что происходит, и кажется, что ты делаешь только то, что должен. Потому что в момент прыжка внутри всегда абсолютная тишина. Это потом тебе скажут другие, что ты чуть не вывалился, что в истерике орал матом и греб не тем веслом, но ты не помнишь. И это потом ты оборачиваешься назад, смотришь на то, где был, и тут становится страшно по-настоящему. И изнутри так начинает хлестать адреналин, что минуты две не можешь трясущимися руками прикурить сигарету, и понимаешь, что в сравнении с ЭТИМ оргазм есть маленькая песочница с игрушечными формочками. Но внутри такое бесконечное счастье: ты знаешь, что в эту пропасть ты прыгнул и оказался ее сильнее.

Огромное количество достойнейших людей — с прекрасным бэкграундом, со свободой, терпеливо и каждодневно ждущие, когда же наконец ОНО наступит… в жизни оказываются не готовы прыгать. Сотни историй судеб тех, кто подходит к краю, но пропасть их ломает и они не шагают. И дальше уже ничего не будет, потому что если все было по-настоящему — ты всегда будешь знать, что ты не шагнул. Думаю, что этот четвертый компонент оказывается самым решающим, без него остальные оказываются незачем.



Я много говорил с разными людьми, слушал их истории. Они все — успешные, счастливые, социально состоявшиеся — все проходили и проживали описанное. Можно в качестве интеллектуальной разминки попробовать поочередно поотнимать из этой «четверки» по одному компоненту (1-2-3 или 2-3-4 или 1-3-4 или...), но это уже упражняйтесь сами. У меня в каждой неполноте картинка разваливается. Работает только все вместе.

P.S. Будь я модным американским автором, я бы обязательно из этой мысли выдоил книжку с картинками страниц на 400. Со вступлением, примерами из собственной умудренной летами жизни, отдельные главы посвятил бы рассмотрению конструкций «а что будет, если отнять п.2, но оставить п.3» И прославился бы, и разбогател, и читал бы лекции на площадях перед толпой с огромным бейджиком «Он знает, как жить!». Эх, все-таки жалко, что я не американский автор…

Из несбывшейся книжки оставлю только эти картинки — они мне нравятся.