-->

понедельник, 24 мая 2010 г.

Ответ Сергею Афонину

На EduGalaxy некоторое время назад прочитал интересную статью Сергея Афонина «Мой взгляд на систему повышения квалификации учителей».

Внизу статьи значилось:
Кстати, полностью статья выйдет в 6 номере журнала "Директор школы".


Так как мыслей по прочтении появилось много — связался с редакцией «ДШ». В итоге написалось больше, чем изначально планировалось. «Наш ответ Чемберлену» выйдет в следующем, 7 номере «Директора школы» за этот год. А пока здесь...



Проблема, поднятая Сергеем Афониным в статье «Мой взгляд на систему повышения квалификации учителей», сегодня актуальна как никогда. C одной стороны, на всех уровнях можно услышать о непрерывном образовании длиной в жизнь, о появлении новых образовательных форматов, принята национальная образовательная инициатива «Наша новая школа», в которой большое внимание уделено роли информационной компетентности учителя и ученика. С другой стороны, современная ситуация с повышением квалификации учителей удручающая (причины будут описаны ниже), и в этом положении странно,что она до сих пор жизнеспособна.

Сергей описывает положение с позиции педагога, который должен «набрать» определенное количество «часов» в год и прослушать их — вне зависимости от того, нужны ли эти курсы ему, интересны ли, полезны ли наконец. Без этого не пройти аттестацию, посещение курсов напрямую связано с получением или подтверждением категории, т.е. с профессиональным уровнем (и с зарплатой, в конце концов). Описанное положение, очевидно, не устраивает учителя-практика. Но в этом случае оно по идее должно устраивать противоположную сторону, т.е. институты повышения квалификации, методистов и преподавателей, которые ведут занятия с учителями. Так ли это?

Попробую ответить на вопрос Сергея, который он вынес в название статьи, при этом посмотрев на нее «из другого окопа»: я как раз тот самый методист, который «повышает квалификацию» учителей для того, чтобы они «набрали часы». Оговорюсь, что работаю в определенном сегменте повышения квалификации, связанном с информационными технологиями, поэтому мои наблюдения будут в первую очередь касаться именно этой тематики (допускаю, что в других областях ситуация может быть иной).

Кто учит?

Начнем с того, что уровень большинства методистов, работающих в ИКТ-среде, оставляет желать лучшего. Кто они? В большинстве своем — бывшие учителя информатики (даже неплохие), инженеры, которые по разным причинам оказались на этом месте работы. Они четко делятся на два типа. Иногда это люди, скажем так, «из школы», знакомые с учебным процессом, образовательной ситуацией, реальной педагогической практикой, но при этом довольно слабые в вопросах современных ИТ. Другой вариант (назовем их «компьютерщиками»): специалисты, пришедшие в систему повышения квалификации из технических областей и не очень ориентирующиеся в специфике педагогической деятельности. У каждого здесь своя профессиональная история, и мне до сих пор не доводилось видеть людей, имеющих и серьезный педагогический опыт, и профессионально компетентных в ИТ. Отсюда итог: ИТ-курсы в системе повышения квалификации либо представляют собой освоение комплекса технических умений без учета педагогической мотивации обучающихся (глубоко изучим Word, PowerPoint, Flash, а «зачем» — второй вопрос), либо происходит долгое, последовательное изучение панелей инструментов в различных программах, потому что системный взгляд на проблему у преподавателя отсутствует.

При этом, если пытаешься говорить: «Хватит уже учить нажимать кнопочки, надо людям показывать общие принципы работы и проектировать сценарии использования! А кнопочки они и сами нажмут», — встречаешь непонимание: зачем, если поток слушателей неиссякаем, и так сойдет. У МЕТОДИСТА В СЕГОДНЯШНЕЙ СИТУАЦИИ НЕТ НЕОБХОДИМОСТИ РАЗВИВАТЬСЯ! Я уж не говорю о том, что неотъемлемым умением ИТ-методиста должен быть хотя бы технический иностранный язык, потому что вся теория и практика, все инновации в этой предметной области описаны именно на английском. Нет, зачем?

Чем реально живет школа, каковы сегодняшние дети — методист часто не знает (редкий случай, когда методист хоть немного работает в школе). Отсюда — представления об условной, среднестатистической школе, которой в реальности не существует. И попытки описать педагогические сценарии использования инноваций оказываются зачастую нежизнеспособными.

Что на рынке?

Серьезной проблемой всей системы повышения квалификации является полное отсутствие рынка образовательных услуг в этой области. Учитель ДОЛЖЕН «пройти» некое количество часов, при этом выбора учреждения он зачастую лишен. Сергей описывает в своей статье ситуацию областного учителя, который должен на курсы ехать в другой населенный пункт. Поверьте, у городских учителей даже в таком городе, как Санкт-Петербург, ситуация ненамного лучше: выбор есть из 3-4 учреждений, которые при любом уровне преподавания будут всегда востребованы. Давно говорится о введении педагогических сертификатов на определенное количество часов, по которому учитель мог бы самостоятельно проектировать свой образовательный маршрут, но на практике это не работает. Потому что реального рынка нет и идти педагогу, по большому счету, некуда. Выход из этой ситуации очень простой: закрепить за педагогическими сертификатами реальные деньги и впустить на этот рынок большее количество «игроков»: вузов, школ, районных центров, коммерческих структур, наконец. Если, предположим, в одной школе есть талантливый учитель, то почему он не может официально обучать коллег, не понаслышке зная реальные проблемы учителя-практика? Ответ на вопрос однозначен: не может, потому что общеобразовательная школа не может реализовывать образовательные программы повышения квалификации. Законодательство такое.

Или известная мне ситуация, когда четверо молодых людей, недавно закончивших вуз, но имеющих практический опыт реализации крупных отечественных и зарубежных веб-проектов, предлагали свои услуги по обучению школьных учителей информатики. Им не дали зарегистрировать образовательную фирму: проблемы с лицензированием, аттестацией и т.д. Какая аттестация, если у людей в портфолио десятки сложных веб-систем?!? Они могут учителям показать опыт, которого вообще ни у кого в школе нет!

Почему столь простое решение не воплощается? В этом случае образовательные чиновники должны выпустить финансовые потоки из своих рук, а малое количество государственных структур повышения квалификации окажется в условиях жесткой конкуренции. Которую многие просто не выдержат. Потому что учитель на свой сертификат «купит» то знание, которое он сам выберет, а не которое ему навязывают. Итог: вертикальной, авторитарной системе нашего образовния рынок попросту не нужен.

Чему учат?

Мы имеем дело с аудиторией взрослых, сформированных людей с устоявшейся ценностной системой. Им не надо преподавать очевидное «от Адама», они ищут то, что позволит им преодолеть границы своего профессионального взгляда, хотят посмотреть на свой опыт под другим углом. В то же время знание должно быть не абстрактно, не оторвано от реальности, не «просто интересно», а максимально практикоориентированно - именно на конкретную деятельность учителя. Это не означает, что учитель, идя на курсы, ищет четкой, однозначной рецептуры («делай раз, делай два...»), он просто должен видеть четкий практический смысл потраченного времени.

Подавляющее же большинство курсов в системе повышения квалификации построено по единой модели: в определенное время в определенном месте собираются педагоги, и методист в лекционном формате транслирует факты. То есть система ничем не отличается от ситуации в студенческой аудитории.

При том, что сегодня с доступом к информации у ищущего специалиста проблем нет в принципе (вспоминается фраза «В мире, где существует Википедия, цена информации равна нулю»), осмысленность этого подхода весьма сомнительна. Эта модель не устраивает сильного учителя, он приходит на курсы в надежде, что ему дадут новый вектор развития, новые модели мышления, новые форматы деятельности — а не будут пересказывать то, что они при желании и сам найдет в открытых источниках. Эта модель как бы создана для предметника среднего уровня («вы мне расскажите, а самому мне разбираться неохота и некогда»), но на поверку этот принцип и здесь не работает: не желающий прилагать серьезные самостоятельные усилия учитель не осваивает и не присваивает новый опыт, а после курсов возвращается к привычным формам деятельности. Итог: трансляция фактов как доминирующий принцип повышения квалификации не работает вовсе.

Как же преодолеть эти проблемы?

Что же делать? Как повысить содержательную привлекательность системы повышения квалификации, сделать ее востребованной для учителя-практика?

Для этого важно понять, что от объема транслируемой информации ничего не зависит. При все возрастающей роли Интернета в жизни и образовании никто не может считаться носителем какого-то уникального знания, которое требовало бы обязательного присутствия учащегося в определенное время в определенном месте. А именно в таком ключе позиционируется методист системы повышения квалификации.

Сегодня обучение взрослых людей — это формирование специальных сред, нахождение в которых позволило бы профессионалам развиваться. В первую очередь - не за счет «получения правильной информации», а общаясь, наблюдая, пробуя что-то новое самостоятельно. Это сегодня не декларативные утверждения, а вполне состоявшаяся практика — в работе сетевых сообществ, в обмене опытом через педагогические блоги и другие современные формы интернет-взаимодействия.

Как показывает практика, в сетевой среде учителю несложно найти «своего», поэтому профессиональные связи налаживаются довольно успешно. Здесь нет “обязаловки” («придешь на курсы — прослушаешь часы — получишь очки к аттестации»), поэтому активность учителей действительно высокая: присутствуют те, кому это лично нужно. В педагогическом Интернете единственная форма признания — наработанный статус в сообществе, читаемость автора, поэтому легко найти того, у кого можно учиться.
В принципе, ничего нового в этом нет. В педагогике тезис о том, что долговременное существование в образовательной среде приоритетнее разовых образовательных сессий, аксиоматичен. Просто раньше возможности построения постоянных образовательных сред были во многом ограничены, сегодня, с повсеместным Интернетом, это реализуется легко.

Не желая заниматься футурологией, тем не менее, можно легко предположить относительно недалекое будущее системы повышения квалификации. Государственные институты по инерции будут продолжать обучение в традиционном формате, но оно с каждым годом будет становиться все менее популярным и востребованным. Хороший учитель в поисках профессиональных смыслов, «своего» коллеги, действительных инноваций сегодня все больше обращается к Интернету и к работе неформализованных, свободных от государственной регламентации сетевых сообществ. Обычные курсы повышения квалификации будут привлекать среднего учителя, которому важнее получение «корочки», которому легче получить готовое знание, чем вести собственную профессионально-поисковую работу.

Все технические возможности для самостоятельного повышения квалификации сегодня уже есть. Отставание, как часто бывает, в невысокой готовности людей. Долго ли это продлится?