-->

суббота, 3 сентября 2011 г.

Строить свой Купол!

Дорогие коллеги!

После почти 3-месячного перерыва, оживляем блог. Хотелось бы сказать несколько слов (или чуть больше — как получится) в начале нового учебного года. Ничего дежурного и обычного (хороших учеников и педагогических озарений!) писать не хочется, нереальное (повышения зарплаты и уважения в обществе) желать — нет смысла. Давайте я лучше расскажу вам историю. На мой взгляд, она интонационно очень первосентябрьская и действительно педагогическая.





Этим летом я в течение 18 дней путешествовал по Италии по сумасшедшему маршруту. Фотографии и подробные описания еще впереди, но их оставим для ЖЖ. Здесь же — только один эпизод.

На центральной площади Флоренции стоит невероятный и умопомрачительный собор Дуомо (полное название — Санта-Мария-дель-Фьоре). Зажатый со всех сторон средневековым городом с маленькими улочками, рассмотреть его можно, только обходя по периметру: такое впечатление, что Гулливера окружили лиллипуты и он недоумевает, что происходит вокруг. С любым знакомым, неважно как знающим Флоренцию, можно назначать встречу у Дуомо — он виден в старом городе практически отовсюду. В городской панораме он выделяется так, что перепутать невозможно.



Размеры собора поражают и сегодня (ширина — 90 метров, длина — 153 метра), что у говорить о временах, когда он строился. Описывать его здесь не буду, кому интересно — см. статью Википедии выше или описание в одном из сетевых дневников. Сейчас интересна история строительства купола Санта-Мария-дель-Фьоре.

Собор был заложен в 1296 году и постепенно в течение века вполне себе неспешно строился. Но тут, как повествует Википедия,

«к 1380 г. стены здания были, наконец, возведены, но возникли проблемы со строительством купола. Возник перерыв в строительстве на 40 лет. Затем был построен купол Брунеллески».

Это скупое повествование хотелось бы развернуть.

К 1380 году здание подвели под купол и флорентийцы объявили конкурс на завершение строительства. Диаметр основания будущего купола составил 42 м, такую задачу решить никто не взялся. И только в 1418 году флорентийцы решили строить купол по проекту и по технологии, предложенной Филиппо Брунеллески. Можно предположить, что это самый знаменитый итальянский архитектор того времени. Но нет, такой профессии как архитектор, отдельно не существовало. Ранее Брунеллески работал преимущественно как ювелир и скульптор, искусный часовщик и мастер музыкальных инструментов. Интересен момент: приступая в 1296 году к строительству собора, создатели еще более века не имели ни малейшего представления о том, как можно будет построить купол такого размера. Несмотря на это, строительство все же началось!

Прежде чем приступить к работе, Брунеллески начертил план купола в натуральную величину на отмели реки Арно возле города. Представляете, как на него смотрели окружающие? Такого размера купола в то время в Европе никто не строил! Брунеллески не располагал никакими готовыми расчетами (и сопромат в вузе не изучал!), ему пришлось проверят устойчивость конструкции на небольшой модели. Брунеллески опытным путем нашел правильный изгиб ребер — дуга в 60 градусов обладает наибольшей прочностью. Вторая техническая находка — способ кладки, когда кирпичи располагаются не горизонтально, а с наклоном внутрь, при этом центр тяжести свода оказывается внутри купола — своды росли равномерно (работали восемь синхронных групп каменщиков) и равновесие не нарушалось. Кроме того — в каждой лопасти свода ряды кирпичей образуют не прямую, а слегка вогнутую, провисающую линию, не дающую разломов. Кирпич для строительства купола использовали очень высокого качества.

Поскольку гигантский купол возводился без контрфорсов и без лесов (рабочие отказывались лезть на такую невероятную высоту и леса такого размера в то время никто не строил), Брунеллески пришлось по ходу дела изобрести целый ряд машин и механизмов, необходимых для подъема строительных материалов и конструкций на большую высоту.

За сухими историческими фактами как-то теряется понимание, чего стоило Брунеллески эту работу проектировать и вести. Напоминаю, на дворе начало XV века. Во Флоренции — республика, мнение общины очень значимо. Во-первых, ему необходимо было убедить окружающих, что этот проект не фантастичен, а имеет шанс быть реализованным. Напомним, что он не архитектор, в его «портфолио» не было подобных проектов. Более того, ему в партнеры был против его желания дан более известный и успешный мастер Гиберти (когда-то он даже выиграл конкурс у Брунеллески!), так что понятно, что между ними, очевидно, была некая состязательность.

В истории возведения купола большую роль играло участие городской общины. Систематически собирались строительные комиссии, включающие представителей синьории и цехов шерстяников и купцов (как вы понимаете, все они были знатными специалистами в области соборного куполостроения!), привлекались консультанты и советчики, уполномоченные цехов опасались опрометчивых шагов и непродуманных трат. Постоянно по ходу строительства совершенствовались строительные методы, приходилось изготавливать новые модели и рисунки. К смелым предложениям Брунеллески, которые в дальнейшем себя полностью оправдали, относились недоверчиво и с опаской. В договорах постоянно подчеркивалось, что Брунеллески дозволено будет применить свое новое изобретение лишь в том случае, если оно получит поддержку, что его методика будет принята только после того, как она себя оправдает, что ему будет заплачено, когда убедятся в эффективности его замысла, и он заранее обязуется внести нужные поправки по ходу дела. Все время назначали в соавторы Гиберти, хотя в его помощи Брунеллески не нуждался, поскольку он намного превосходил его в технической сноровке. Но это делалось для контроля, чтобы иметь возможность проверять действия одного мастера советами другого. При обсуждении разных вариантов проектов и технических решений претенденты должны были защищать свою идею, а также анализировать работы своих конкурентов.

Несомненно, такой порядок вещей нервировал Брунеллески, но он принужден был с ним считаться, так как республиканский строй открывал широкий доступ для обсуждения спорных вопросов искусства и рядовым гражданам. Конечно, в бесконечных спорах вокруг проектов технического осуществления купола был оттенок известной беспорядочности, своего рода «анархизм».

Он выполнял заказы коммуны, деньги брались из государственной казны. Поэтому работа Брунеллески на всех ее стадиях контролировалась разного рода комиссиями и назначавшимися коммуной чиновниками. Каждое его предложение, каждая модель, каждый новый этап в строительстве подвергался проверке. Его снова и снова заставляли участвовать в конкурсах, получать одобрение жюри, состоявших, как правило, не столько из специалистов, сколько из уважаемых граждан, зачастую ничего не понимавших в существе вопроса и сводивших при обсуждениях свои политические и частные счеты. Брунеллески приходилось считаться с новыми формами бюрократии, сложившимися во Флорентийской Республике. Если до конкурса на возведение купола собора Санта Мария дель Фьоре Брунеллески оставался «частным» человеком, свободным в выборе занятий и развлечений, то теперь он стал человеком государственным, жизнь которого была расписана по часам. Он работал сразу на нескольких объектах, руководил большими группами мастеров и рабочих. Параллельно со строительством собора в том же 1419 году Брунеллески приступил к созданию комплекса Воспитательного дома. Фактически Брунеллески был главным архитектором Флоренции.

Чтобы создать столь сложную систему купольного перекрытия, Филиппо надо было хорошо знать математику и законы статики. И поскольку члены строительной комиссии не очень были в этом искушены, ему приходилось вступать в конфликты (он обменивался язвительными сонетами с современниками, с каменщиками, объявившими забастовку). Эта забастовка показывает, что непривычные методы Брунеллески воспринимались как нарушение «старых, добрых традиций» и порождали стихийную оппозицию.

Брунеллески строил купол Дуомо с 1420 по 1434 годы. Во всей Италии Санта-Мария-дель-Фьоре — второе по величине архитектурное сооружение после Собора Святого Петра в Риме, который лишь до недавнего времени являлся самым большим зданием христианского мира. Что интересно, купол собора Святого Петра строил Микеланджело и его диаметр равен диаметру Дуомо — 42 метра. Маленькое примечание: случилось это на полтора века позже — в 1564 года и далее.

Приведу некоторые высказывания современников о Санта-Мария-дель-Фьоре:

Можно определенно утверждать, что древние не достигали в своих постройках такой высоты и не решались на такой риск, который бы заставил их соперничать с самим небом, как с ним, кажется, действительно соперничает флорентийский купол, ибо он так высок, что горы, окружающие Флоренцию, кажутся равными ему. И действительно, можно подумать, что само небо завидует ему, ибо постоянно и часто целыми днями поражает его молниями (Д. Вазари)

Наш Собор удивительной работы; если он когда-нибудь будет закончен, то ни одно здание, созданное человеческими руками, не сможет с ним сравниться: строительство его стоило больших денег и большого труда, сейчас оно доведено уже до четвертого яруса: красоту собора увеличивает прекрасная колокольня. Ничто не может быть более нарядно выложено мрамором, более искусно расписано и украшено орнаментом. (К. Салутати)

.. где такой черствый и завистливый человек, который не похвалил бы зодчего Пиппо [Брунеллески], имея перед глазами столь великое сооружение, вздымающееся к небесам, настолько обширное, что оно осеняет собою все тосканские народы и воздвигнутое без всякой помощи подмостей или громоздких лесов, — искуснейшее изобретение, которое поистине, если я только правильно сужу, столь же невероятно в наше время, сколь, быть может, оно было неведомо и недоступно древним? (Л.Б. Альберти)

очень трудно сделать так же и невозможно сделать лучше. (Микеланджело)


Вернемся в наши дни. Услышав на экскурсии во Флоренции эту историю, а потом перечитав ее (гид был английский и я хотел удостовериться, все ли правильно я понял), мне показалось, что история эта в чем-то очень близка нашему сегодняшнему положению. Мы часто закладываем фундаменты, но не имеем никакого представления, как и кто будет строить купол. Нам постоянно рассказывают, как строить разнородные шерстянщики, купцы и члены многочисленных комиссий. Мы часто не можем проверить свои предположения и чертим огромные купола — каждый на берегу своей реки. У нас постоянная забастовка рабочих, которые не знают, как строить леса и не хотят залезать на ТАКУЮ высоту. И вместо того, чтобы убеждать, доказывать, заставлять работать — так просто сказать, что это невозможно и так никто никогда не делал. Но тогда никогда не получится построить свой Купол. В который веришь.

И напоследок — фрагмент из «Теста» горячо любимого мной Башлачева:

Но все впереди, а пока еще рано,
И сердце в груди не нашло свою рану,
Чтоб в исповеди быть с любовью на равных
И дар русской речи сберечь.
Так значит жить и ловить это Слово упрямо,
Душой не кривить перед каждою ямой,
И гнать себя дальше - все прямо да прямо
Да прямо - в великую печь!

Да что тебе стужа - гони свою душу
Туда, где все окна не внутрь, а наружу.
Пусть время пройдется метлою по телу -
Посмотрим, чего в рукава налетело.
Чего только не нанесло!
Да не спрячешь души беспокойное шило.
Так живи - не тужи, да тяни свою жилу,
Туда, где пирог только с жару и с пылу,
Где каждому, каждому станет светло...


С новым учебным годом, коллеги! Давайте строить купола!

P.S. Две мои панорамы Санта-Мария-дель-Фьоре (фасад и его фрагмент). В оригинале они по 7000 пикселей в ширину, но здесь для блога уменьшил.

P.P.S. Много информации почерпнул на сайте, посвященном Брунеллески.